Мнение профессионала. Тевис Лиф Гловер о правиле третей | Foto-kadr.ru

Мнение профессионала. Тевис Лиф Гловер о правиле третей

Правило третей.

Правило третей или выкачивание денег и запутривание мозгов.

В что превратилась фотография сегодня? В бизнес. Инструмент заработка денег. Сегодня фотоиндустрия превратилась в инструмент выкачивания бабла.

Вебинары, семинары, продажа курсов по построению копзиции и т.д и т.п. Навыдумывали кучу правил.

Рассмотрим всеми нами известное правило третей. Что нам говорит википедия: это принцип построения композиции, основанный на упрощенном правиле золотого сечения. Правило третей применяется в рисовании, фотографии и дизайне.

Якобы, Да Винчи, Рубенс и другие знаменитые художники, при создании своих произведений руководствовались этим правилом. Потому стали известными.

О чем вообще речь?! Нет тут никаких правил. Они рисовали то, что видели, воображали, о чем мечтали.

Правило третей — это вымышленный друг больного разума, который пытается вставшим на тропу творчества, внушить эту идею. При это хлопая по плечу: «Дружок, если ты не понял, купи курс или заишись на вебинар. Тебе все сразу станет понятно. А когда ты поймешь, что это фикция, будешь знать как граммотно впарить это другим.»

Похоже на Письмо счастья. Прочитай, поверь, разошли 30 знакомым и желания исполняться.

Так и хочется перед каждым пунктом далее, пририсовать, важный такой палец указательный задранный верх.

  1. Правило третей делает снимок приятным глазу.

Что значит «делает снимок приятным глазу»? Уверяю вас, это не имеет ничего общего с размещением людей и предметов на пересечении неких линий, спиралей и прочей …. Приятна глазу та композиция.. Нет не композиция. Приятна глазу та фотография, которая естетвенно передает происходящие события.

2. Правилом пользуются все професионалы.

Рассмотрите фотографии Пола Стрэнда или Себстьяна Салгаду. Выдающиеся фотографы. Наложите сетку правила третей на их снимки, и вы увидите, ользовались они этим правилом или нет. Нет там правил, есть динамика. Они настоящие.

Ха-ха, представляю, как фотограф Natgeo, просил мишку перед этим правильно расположиться по местности, согласно правилу третей 🙂

3. Правило третей помогает взгляду двигаться по изображению

Это утверждение очень далеко от истины. Выстраивание объектов в какой-то точке без рассмотрения того, как будет выглядеть изображение в целом, вовсе не способствует созданию движения в композиции.

4. Нельзя располагать объект съемки в центре, это грубое нарушение правила третей.

Да будь оно проклято! Кто решил, что так делать нельзя? Почему нас заставляют в это верить?

Фото Тэвиса Лифа Гловера Фото Тэвиса Лифа Гловера

О боже, какие ужасные фото, они сделаны не по правилу!

5. Правило третей — это основа сбалансированного и интересного снимка

Утверждающие это, хотите сказать, что фотографии выше, не сбалансированные или неинтересные? Бросаю камень в вас за такое утверждение!

6. Правило третей — точка отправления для начинающих.

Мой опыт подсказывает, хоть я занимаюсь фотографией сравнительно недавно, что правило третей может только завести в тупик. Сперва я думало о нем как о чем-то революционном, о магическом инструменте, который сделает мои работы выдющимися.

Но позже я зашла в тупик не понимая, как мне дальше выстраивать композицию — и все потому, что следовало этому дурацкому правилу третей.

7. Оно было придумано художниками Ренессанса, а то и вовсе древними греками.

Читаем внимательно: было придумано.

Впервые документальное упоминание о правиле третей находится в книге английского художника и гравера Джона Томаса Смита, датированной 1797 годом. И, судя по его работам, его сложно назвать великим мастером.

Да Винчи использовал правило третей? Да Винчи бы в гробу перевернулся, если бы услышал это. Он столько сил и времени посвятил совершенствованию своих композиций, столько учился, практиковался — для чего? Чтобы кто-то свел все его усилия к простому правилу третей? Ни в коем случае.

8. Взгляд автоматически притягивается к точкам силы

Если бы все было так просто. Расположите персонажа на пересечении линий, обозначенных правилом третей, и — БАМ! — вы уже контролируете взгляд зрителя. Не тут-то было. Что насчет того факта, что взгляд притягивают области высокой контрастности?

Фотограф не размещал дерево на пересечении линий согласно правилу третей. Дерево оказалось там, потому что так захотелось. Так увидил автор эту картину.

9. Кадрирование изображения по правилу третей — способ спасти неудавшийся снимок.

Не жертвуйте пиксели правилу третей. Ваше творчество заслуживает большего.

Правило третей — миф или реальность?

«Меня зовут Тэвис Лиф Гловер, я обычный фотограф, такой же, как и вы, и моя цель — создавать произведения искусства, которыми я мог бы гордиться, которыми мог бы поделиться с миром. Но в начале моего пути мне что-то очень мешало — как оказалось, это было правило третей. Всем нам в нашем творческом младенчестве насильно скармливают идею о правиле третей, и даже когда наше понимание композиции становится более зрелым, мы по-прежнему не можем от нее избавиться. Возможно, мы сможем изменить будущее искусства, если вместе откажемся от правила третей и познакомимся с бесценными композиционными приемами, о которых рассказывается в этой статье. Без композиции искусство процветать не может. Но, используя правило третей для ее создания, вы оказываетесь в тупике посредственности. Звучит жестко — но это так. Я пытаюсь показать, что правило третей — это даже не правило, которое нужно нарушить, это база, на которой вы строите — или не строите — свои произведения. Это ваш выбор».

Миф № 1 о правиле третей: «Оно делает изображение приятным глазу»

Что значит «делает изображение приятным глазу»? Уверяю вас, это не имеет ничего общего с размещением людей и предметов на пересечении неких линий. Приятна глазу та композиция, которая четко воспринимается зрителем, без отвлекающих элементов, без путаницы и непоследовательности. Как этого добиться? Во-первых, надо понять, как мозг воспринимает зрительные стимулы. В качестве пояснения воспользуемся понятиями из гештальтпсихологии. Например, на этом фото применяется техника «Взаимодействие фигуры и фона», которая дает возможность четко разделить персонажа фотографии и задний фон.

Фотография Анри Картье-Брессона, которая демонстрирует «взаимодействие фигуры и фона»

. или «Закон продолжения», который позволяет создавать изогнутые арабески с помощью множества предметов.

Картина Эдгара Дега, демонстрирующая «арабеску»

. или «Наибольшая область контраста», которая помогает направить взгляд зрителя к главному персонажу.

Фотография Дэвида Беллемера, в которой использован принцип «Наибольшая область контраста»

Миф № 2: «Этим правилом пользуются профессионалы»

Очередной распространенный миф. Возьмем для примера Энни Лейбовиц. Она, безусловно, профессионал и один из самых вдохновляющих фотографов нашего времени. Давайте наложим сетку правила третей на один из ее снимков и посмотрим, использовала она это правило или нет.

Расположение каминной полки соответствует правилу третей

Как видим, каминная полка идет ровно вдоль линии. Хм, видимо, Энни действительно использовала правило третей… но погодите, а как она расположила моделей? Как ей удалось создать столь замечательную композицию, если можно пользоваться только вертикальными и горизонтальными направляющими? Некоторые из моделей расположены по сетке, но что дальше? Как разместить их руки, ноги, платья, взгляды? И вот тут на сцену выходит динамическая симметрия.

Это — динамический прямоугольник √4 с основными сечениями — горизонтальными и вертикальными

Динамический прямоугольник √4 можно разделить на четыре меньших прямоугольника √4. Энни разместила модели согласно динамической симметрии, или, другими словами, решетчатой системы

Это прямоугольник 1:1,5 с основными сечениями. В прямоугольнике √4 можно разместить 3 прямоугольника 1:1,5

Полная сетка решетчатой системы

Динамическая симметрия помогает нам организовать композицию, она использует вертикальные, горизонтальные и диагональные линии для создания ритма и единства изображения. Будь то картина, фотография или скульптура, динамическая симметрия работает для всего.

«Лаокоон и его сыновья» — греческая скульптура, выполненная с использованием динамической симметрии

Миф № 3: «Правило третей помогает взгляду двигаться по изображению»

Это заявление очень далеко от истины. Выстраивание объектов в какой-то точке без рассмотрения того, как будет выглядеть изображение в целом, вовсе не способствует созданию движения в композиции.

Фото Тэвиса Лифа Гловера

«Закон продолжения» из гештальтпсихологии дает нам несколько инструментов для создания движения и единства, которые будут перемещать взгляд зрителя по снимку или картине. Самый визуально привлекательный из них — «арабеска».

«Арабеска», фото: Тэвиса Лифа Гловера

«Арабеска» — это криволинейный элемент, который вы можете включить в свое изображение; она создаст на нем образ красивого, изящного движения. Многие художники активно пользовались этим инструментом в своих работах.

Арабеска, Картина Винсента Ван Гога, демонстрирующая «арабеску»

Еще одна техника для создания движения — это «совпадение». Оно определяет отношения между гранями и объединяет многочисленные элементы на изображении, что помогает создать движение в стороны и вверх-вниз. «Направляющие линии» вовсе не непрерывные полосы, как можно подумать, судя по названию. Она рваная, невидимая, и фокус в том, что мозг с легкостью воспринимает ее и сам «дорисовывает» недостающие части линии.

5 мифов о правиле третей

Ну что бывает лучше теории? Конечно, практические советы от людей, которые работали над тем, что советуют. Поэтому хочу обсудить классическое правило третей, которое просто обязательно соблюдать. В теории, естественно. И ссылаться я буду на гавайского фотографа, автора статей и основателя фотостудии IPOX. Прочтите его цитату и поймете, о чем мы тут будем говорить.

“Я, Тэвис Лиф Гловер, простой фотограф, такой же, как и вы, и моя задача — творить произведения искусства, которые я мог бы показать миру. Но в начале моего пути мне что-то очень мешало — как оказалось, это было правило третей.”

Нам со старта нашего творческого пути внушают идею о правиле третей, и когда наше понимание композиции созревает, мы не можем от этой идеи избавиться. Предполагаю, что если все мы сможем отказаться от правила третей, то будущее искусства изменится.

Без композиции искусство не будет развиваться. Но постоянно пользуясь правилом третей, вы загоняете себя в тупик непосредственности. Звучит резко, но это правда. Главное, что я хочу до вас донести – это то, что правило третей – не правило, а основа, на которой мы строим свое творчество.

Миф первый. Приятное глазу изображение

Согласно правилу третей, мы размещаем объекты в сильных точках, дабы увеличить выразительность снимка, сделать акцент, подтекст и вообще создать приятное глазу изображение. Что для вас означает последняя фраза? Поверьте, “приятность” не имеет точек соприкосновения с размещением объектов на пересечении линий. Приятна глазу именно такая композиция, что с чувством и точно, без отвлекающих деталей и неразберихи, воспринимается зрителем. Чтобы этого достичь, нужно понять некоторые моменты. Для начала, стоит разобраться, как наш мозг принимает зрительные стимулы. Нам в помощь понятия из гештальтпсхологии. Смотрим фотографии и подписи под ними.

«Закон продолжения», который позволяет создавать изогнутые арабески с помощью множества предметов.

«Наибольшая область контраста», которая помогает направить взгляд зрителя к главному персонажу.

«Взаимодействие фигуры и фона», которая дает возможность четко разделить персонажа фотографии и задний фон.

Миф второй. Правило от профессионалов

Не надо думать, что профи строят свои произведения на правиле третей. Возьмем, к примеру, известного мастера, вдохновляющего фотографа нашего времени, Энни Лейбовиц и ее фотоработу.

Наложим на нее сетку правила третей.

Что мы видим? Правилу третей соответствует только каминная полка. Согласитесь, Энни удалось создать замечательную композицию, разместив моделей “не по правилам”. Некоторые модели размещены действительно по сетке, ну а их руки, взгляды, позы – не по вертикальным и горизонтальным линиям, а по динамической симметрии или решетчатой системе. Иными словами, на фото ниже динамический прямоугольник √4 с основными горизонтальными и вертикальными сечениями.

Следующее фото демонстрирует динамический прямоугольник √4, разделенный на четыре малых прямоугольника.

Фото ниже – это прямоугольник 1 : 1,5 и его основные сечения. Это означает, что в прямоугольнике √4 можно поместить три прямоугольника 1 : 1,5

И напоследок, пример полной сетки решетчатой системы.

Вообще, термином “динамическая симметрия” названа закономерность природного формообразования. Решетчатая система дает возможность нам сформировать композиции, она оперирует не только горизонтальными и вертикальными направлениями, но и диагональными тоже. Это создает особый ритм и единство не только в изображении, но и в скульптуре, архитектуре. Как на известной греческой скульптуре “Лаокоон и его сыновья”.

Миф третий. Благодаря правилу третей, взгляд природно движется по фотографии

Это высказывание далеко от святой правды. Если мы выстроим объекты по сильным точкам правила и не рассмотрим, как изображение будет выглядеть в целом, это не создаст движения в композиции. Разве что случайно.

Вернемся к гештальтпсихологии. “Закон продолжения” – именно то, что нам нужно для создания легко скольжение взгляда по фото. Его инструмент – вышеупомянутая “арабеска”.

Это кривая линия, которую включают в изображение для создания легкого и эстетичного течения. Вам в доказательство картина Винсента Ван Гога.

Еще один отличный инструмент для создания движения – это “совпадение”, который объединяет грани и многочисленные детали на снимке. Это помогает создать движение вверх-вниз, из стороны в сторону. Направляющие линии мозг дорисовывает сам, если их прорисовать вовсе не непрерывные (смотрите картину Караваджо ниже).

Миф четвертый. Объект – прочь из центра

Такая суть правила третей, но кто решил, что объект в центре – это не эстетично?

“Закон симметрии” гласит, что наш мозг ищет баланс в зрительных стимулах. То есть, если по правилу третей мы смещаем объект с центра, нужно его чем-то сбалансировать. Фото ниже демонстрирует это: “Отсутствует объект для балансирования или интересный объект”

Правило пятое. Точки силы притягивают взгляд

Знаете, ну это слишком банально! Контролировать взгляд зрителя – это не легко, уж тем более нельзя этого добиться, размещая все по линиям. Если сделать персонажа “наибольшей областью контраста”, то смотреть мы будем именно на него, где бы он не был размещен. Как на фото: наибольшая область контраста – девушка, а объект равновесия – корни деревьев.

Еще один момент. “Мерцающий край” – это элемент, который оттягивает на себя взгляд. Их нужно убирать с фото. Посмотрите картину Джеймса Уистлера: “с мерцающим краем и без него”:

Напоследок, хочу сказать: убирайте правило третей из своей логики при взгляде на вещи, на мир. Оно – как стереотип, стандарт. Забудьте о нем, и тогда все получится!

Отзывы на книги автора Уолтер Тевис

Ставшая классикой в Америке антиутопия, которая у нас известна гораздо меньше, чем те же прославленные «1984», «Мы» и «О, дивный новый мир», но это не делает её менее достойной.

В этой книге перед нами мир будущего, в котором люди безграмотны, не умеют ни читать, ни писать, и полностью подчинены роботам, которые контролируют их жизнь. Законы этого мира подразумевают полное отграничение индивидуумов друг от друга — никаких нарушений личного пространства быть не должно, и люди теперь практически не общаются, не делятся своими эмоциями и мыслями.

А ещё человечество по какой-то причине лишилось способности производить потомство, и наши главные герои, мужчина и женщина, — представители последнего молодого поколения. Спасут ли они человеческий род, или же всё утеряно безвозвратно?

Антиутопия показалась мне не похожей на другие, главным образом потому, что здесь акцент не на политическом, а на человеческом и социальном аспекте. Что будет, если лишить человечество таких базовых прав, как общение, любовь, знания? Выживет ли такое общество? Наверняка мы никогда не узнаем (надеюсь), но автор предлагает нам свою, достаточно реалистичную версию возможных событий.

В целом мне понравилось. Я бы не сказала что сюжет схож со знаменитейшим произведением Брэдбери, но атмосфера какого-то нового будущего определенно интересна. В центре речь идет о двух людях, мужчине и женщине, которые живут в мире роботов. Человечество выбрало путь таблеток, поэтому есть правила поведения и почти никто их не нарушает, потому что всем пофиг. Роботы есть разношерстные, от примитивнейших до самого главного, который 9-ой модели, который тут явно третий лишний, но герой. Так как люди принимают препараты, то и мыслительная деятельность у них никакая, поэтому люди разучились читать. Не спойлер, что главный герой откроет для себя радость чтения, чему научит и свою девушку. Но судьба, в виде робота последней модели, единственного в своем роде, разлучит их. И тут можно будет в полной мере рассмотреть новый мир, где нельзя нарушать личное пространство, где никто не умеет читать, никто не знает какой нынче год, никто не рожает, а за все отвечают роботы. У книги позитивный посыл, даже несмотря на немного жестокий финал. Просто книжка про фантастическое будущее, где выживет тот, кто читает.

Думаю, всё началось с того, что человек научился разводить огонь, чтобы согреть пещеру и отогнать хищников. А закончилось валиумом продлённого действия.

Такова история планеты, где последнее поколение людей доживает свой век, одурманенное наркотиками, накачанное противозачаточными и сходящее с ума от одиночества и бессмысленности собственной жизни.

Споффорт, робот более человечный, чем любой человек, мечтающий полюбить и страстно желающий умереть.

— Я запрограммирован жить, пока есть люди, которым я служу. Я не могу умереть, пока вы не исчезнете с лица земли.
… Из всей серии его одного запрограммировали оставаться живым вопреки собственному желанию.

Бентли, человек, научившийся читать и открывший для себя целый новый мир, мир мыслей и чувств других людей, их прошлое и надежды на будущее.

До того как я научился читать, я жил в мире одурманенных зацикленных на себе идиотов, и все мы подчинялись правилам личного пространства ради некой призрачной самореализации.
В конце концов, что пользы от моей индивидуальности? И правда ли она священна, или меня этому учили лишь потому, что кто-то когда-то запрограммировал учивших меня роботов это говорить?

И Мэри Лу, женщина, которую тошнит от любых таблеток.

Могли ли эти трое не встретиться на руинах умирающего мира? И может ли их встреча подарить человечеству ещё один шанс? Но главное, заслуживают ли люди этот шанс?

— Почему ты такой … приятный в общении?
«Мы все такие, — ответил автобус. — ……. Мы все запрограммированы иметь добрые чувства, и нам нравится наша работа».
«Вас запрограммировали лучше, чем людей». – подумал я с некоторой досадой.
«Да, — сказал автобус. – Да, лучше».

Что ж, как говорил Нео: «Что будет дальше, решать нам». Вот только мне очень страшно представить людей, поголовно испытывающих ломку, безграмотных, не умеющих думать, чувствовать, общаться и предоставленных отныне самим себе.

А книга совершенно исключительная, абсолютная любовь с первой страницы и до последней.

Я, всего лишь — ретранслятор.
Мне не исправить мир.
Говорит со мною
Джа, Джа, Джа. Джаджаил.
Элизиум — Джаджаил

Признаюсь честно, я не люблю книги об инопланетянах, мне бы чтоб любовь цвела, да маги порталы открывали. Однако, история не только, да и не столько, о контакте с другими цивилизациями, она больше о современном обществе и немного о философских размышлениях.
О чём книга? Однажды, в небольшом городке США появляется странный человек. Он высокий (около двух метров), невероятно худой, имеет белые волосы, светлые глаза, светлую, но смуглую кожу (автор так формулирует, у него своя магия). Спустя некоторое время мы догадываемся, что это не настоящий человек, а инопланетянин, имеющий особое задание.
В книге чётко ощущается несколько основных идей (о них прямо говорится), а также имеются и мысли между строк. Например, звучит вопрос «сколько осталось человечеству до самоуничтожения?». Поднимается проблема бездуховности и безыдейности основной массы жителей земли.
Меня зацепили две идеи. То, как прокрастинирует главный герой, ищет утешение в алкоголе, тоскует по дому и терзается выбором. Вторая мысль формулируется немного сложнее. Мы знаем, что родной мир Тома Ньютона был почти уничтожен войной с применением оружия массового поражения, их осталось мало и практически нет ресурсов для выживания. К чему я? По какому праву инопланетяне решили, что, взяв на себя управляя этой «отсталой» планетой Земля смогут осчастливить нас, предотвратить войну (в их понимании мы смышлёные обезьянки, не больше, но, однако, обезьянки, дошедшие до ядерного синтеза и водородных бомб).
В принципе, книга не вызывала какого-то жуткого диссонанса, ненависти или острого отторжения, до одного момента. Напомню (а для тех, кто не читал введу в курс), у героя полые кости, весит он около 40кг. Я очень резко реагирую на описания медицины, особенно с грубыми фактическими ошибками.

Когда с уколами покончили, Ньютон спросил:
– Что вы будете делать дальше?
Доктор пометил время инъекции в бланке. Потом ответил:
– Сначала я подожду двадцать минут, чтобы нембукаин… подействовал. Затем я собираюсь взять пункцию спинного мозга.
Мгновение Ньютон молча смотрел на него, потом сказал:
– Разве вы еще не знаете? В моем позвоночнике нет мозга. Мои кости пусты.
Доктор сморгнул:
– Бросьте. В позвоночнике должен быть мозг. Красные кровяные тельца
Ньютон не привык перебивать собеседника, но на сей раз не удержался:
– Я слыхал и про красные кровяные тельца, и про спинной мозг. Я, вероятно, знаю не меньше вашего по части физиологии. Но в моих костях мозга нет. И мне совсем не хочется подвергаться мучительной процедуре, чтобы вы или ваше начальство убедились в моих… особенностях. Я повторял вам снова и снова, что я мутант, урод. Вы не можете поверить мне на слово?
– Простите, – сказал врач. Судя по тону, он и впрямь испытывал сожаление.

Вот тут у меня получился очень громкий фейспалм. Собака, лежащая в ногах, внимательно на меня посмотрела: «ты вообще там нормальная? Уже три часа ночи, а ты себя бьёшь!». Я было начала объяснять причины своего гнева, но собака решила, что я предлагаю погулять или поесть. Но вы-то не хотите со мной идти в парк ночью (надеюсь), поэтому поясню причины негодования. Спинной мозг и косный мозг не есть одно и то же. Спинной мозг это нервные (не в значении, что они остро реагируют на странные взгляды или на очередь в кассу) клетки (те самые, которые не восстанавливаются), а в костях находится костный мозг, из которого получаются разные клетки крови.
В целом. Книга небольшая, относительно бодрая. Изначально прочитана для охоты на снарков, но не могу сказать, что я сожалею о знакомстве с произведением. Перечитывать не планирую, паре людей уже про нее рассказывала и советовала почитать. Вам не предлагаю с ней знакомиться, потому что книга специфическая, вдруг не понравится?

Снова о народном и не очень -2. «Правило»-ВРЕДный тренажёр.

Снова здравствуйте! Мы, как видно из названия, снова поговорим о народном и не очень. Что это значит — читайте предыдущие два заголовка.
А темой сегодняшнего разбора будет так называемый славянский тренажёр «Правило». Что это такое, как к нему относиться и с чем есть — я постараюсь объяснить. Естественно, думать вы при этом можете как хотите.

Не наводит ли вас на некоторые мысли? Если да, то попридержите их при себе — пока. Ведь данная конструкция ещё и запатентована её автором. Который так любит крестить её направо и налево исконно славянским тренажёром. Не обижайте старичка:-)

Меня к написанию этой статьи сподвигли следующие материалы:
Рисунок 2 (демотиватор, выложенный в одной известной группе Вконтакте): https://pp.vk.me/c623118/v623118896/4752f/rAEPmC-s.
Рисунок 3 (скриншот диалога рекламного тролля и человека с медицинским образованием (проверено): https://pp.vk.me/c623118/v623118896/47537/LhmoGi4K.
Рисунок 4: из него хоть мем делать. Потом объясню. https://pp.vk.me/c623118/v623118896/4753f/79zJLEgO.

Итак, начнём. Данная хреновина (я имею в виду это несчастное «правило») предназначается для растяжки человека, благодаря чему ему сразу же должно стать хорошо. Сомнительное утверждение, я бы сказал. По крайней мере, с вами не были согласны многие религиозные и полицейские деятели. Внешний вид аппарата вы видите на рисунке 1. Теперь взгляните на эти 2 картинки:
http://s00.yaplakal.com/pics/pics_original/1/2/5/5.
http://krestonosets.ru/img/files/gallery/390_big.j.
А это, братцы-кролики, два типа дыбы: вертикальная и горизонтальная. Дыба — это, если кто не знает, средневековая пыточная машина для растяжения человека, благодаря чему ему сразу же должно стать ОЧЕНЬ больно. Чувствуете аналогию?
Вертикальная дыба была распространена в России, горизонтальная — у инквизиторов Европы. Их механизмы немножко отличаются: у горизонтальной человек лежит на «подносе»-кровати, и растяжка идёт за счёт мускульных усилий палачей, приводящих в движение механизм с верёвками, привязанными к конечностям жертвы, а на вертикальной же дыбе используется собственный вес тела и различных предметов: человек привязывается за руки, точка подвеса поднимается вверх, и он остаётся без опоры. Далее к его ногам привязываются кирпичи, и на них начинает прыгать палач, вырывая руки жертвы из суставов. Впрочем, до такого часто не доходило, и уже только собственная тяжесть заставляла людей оговаривать себя. Как видим, даже вес человеческого тела способен причинить значительную боль ему же самому, особенно в случае нетренированной мускулатуры (как у автора этой статьи, да, пожалуй, и у половины населения РФ). Турник же не даёт такого сильного эффекта из-за динамической работы мышц и кратковременности преодоления собственного веса человека(хотя я как-то раз повисел на простом турнике, стиснув зубы, потом день руки, плечи и спина болели).
Внимание! Вы прочли краткий экскурс по дыбам. Теперь снова взгляните на рисунок 1.
Да это же гибрид двух описанных типов дыб. Здесь общий механизм заимствован у горизонтальной дыбы, а для усиления эффективности отсутствует кровать, т.е. работает ещё и собственный вес человека. Получается, что «правило» — это усовершенствованная инквизиторская дыба. Чтоб жизнь мёдом не казалась.
В этой связи очень интересен рисунок 4 (ссылки в начале статьи). Взгляните на нижний комментарий. Да от такой боли кого хочешь можно сделать мужчиной! Хотя с каких пор мужчина — это непременно воин? В современном мире есть много куда более полезных профессий. Например, поэты. Или учёные. Леонид Дербенев и В.Высоцкий ведь не заморачивались. И Павлов тоже.
Т.е. аппарат никакой не славянский, а гибрид европейской и русской дыб (Средние века!). Уже одно его происхождение ставит под вопрос его полезность для здоровья (в любом музее пыток, наверное, рассказывают о последствиях их применения). Но и это ещё не всё.
Люди с медицинским образованием,которых я знаю, негативно отзываются вообще об коррекции позвоночника. Ибо это очень тонкая система. В нём проходит спинной мозг, и любое повреждение этого самого мозга способно оставить человека без ног (дорога в анатомические атласы). Игра, в общем-то, не стоит свеч. Но, если сравнивать тонко действующий и почти безвредный, реально могущий уменьшить грыжи (есть примеры) аппарат для дозированной механической коррекции со специально разработанной кареткой и эту самую дыбу-правило, обрушивающую весь вес человека, бьющий при ходьбе по позвоночнику, прямо на этот самый позвоночник, то, думаю, выбор нормального человека будет очевиден. На рисунке 3 приведена выдержка из диалога Вконтакте между троллем и человеком, получившим медицинское образование.
Это эксперимент, не более того (имею в виду «правило»). И эксперимент очень опасный. Предлагается убирать проблемы позвоночника при помощи. его прогиба весом всего тела! Вспомним предыдущие абзацы и рассказ про вертикальную дыбу. Если на механическом аппарате идёт действительно тонкая, тихая, безопасная растяжка, то здесь мы видим прогиб. Просто позвоночник изгибается с навешенным на него полным весом своего хозяина до своего предела. А если это ещё и сочетать с растяжением.
Инженеры! Ответьте мне на очень простой вопрос: сколько в процентах от общего срока службы, рассчитанного на основе нормативов, работает прибор, эксплуатирующийся на пределе? Сколько проработает «подразогнанный» через BIOS процессор компьютера по сравнению с работающим в штатном режиме?
Вот то-то и оно.
Помню, как впервые увидел подобный «тренажёр». Он стоял на славянском фестивале в. парке 300-летия Петербурга в августе 2014 года. Человек, висящий на дыбе, явно был не в полном восторге (хотя публика там тематическая, в основном — накачанные парни — любители всяких острых ощущений). Суть я схватил сразу: лезть не надо. Но моя мама предложила и мне отправиться ТУДА. Чуть ли не стоя на коленях, я едва убедил её во вреде такой «коррекции». Повезло. А другие люди, кои на основе голых слов готовы на сомнительную процедуру? Если даже мама, то.
Программы «500 дней» и шоковые терапии не помогали ещё ни одной стране. Точно так же и дикая боль и предел выгиба костей не исправят ваших болезней. Надо это понимать.
А рисунок 2 я выложил как пример неправильного понимания. Тут уж, как говорится, у кого что болит. Почему именно так вы поняли это, хотя есть более простая и логичная версия? Какое отношение к пыткам имеет БДСМ, хотел бы я знать? Всё же это разные цели. А тут нужда создателей вообще третья — см. мою песенку «Эпатаж» https://www.chitalnya.ru/work/1385194/
Я создал в Photoshop собственный демотиватор на эту тему:https://pp.vk.me/c623118/v623118896/475c9/VrSjH_I0.
Что же до древней Руси — Ярослав Мудрый, страдавший тяжёлым шейным остеохондрозом, «Правила» не знал. Потому, видимо, и прожил достаточно долгую жизнь. 😉

Хотя, наверное, есть самое эффективное средство защиты от подобных вещей, равно как и от их неверного понимания — здоровый скепсис. Просто не обращайте внимание на эту конструкцию, стоящую в вашем любимом парке на птичьих правах. Не спорьте — рискуете получить от фанатов. Так будет спокойнее и вам — ведь стресс ещё ничей мозг до добра не доводил — тот же предел. А что же до вреда, бесполезности или даже пользы — этим занимаются профессионалы. Думаю, в случае, если бы они у нас реально работали, ваш уголок парка очистили бы уже через полчаса машины с синими полосками и красными крестами. Но, поскольку у нас никому нет дела до жизни, здоровья и безопасности, это не так, и.
. Берегите себя!

Спасибо за внимание!
Ярослав Рязанец.

Насчёт суставов не знаю, но вполне вероятно.

Уолтер Тевис «Пересмешник»

На дворе XXV век. Население Земли сократилось до девятнадцати миллионов человек, всем производительным трудом заняты роботы, а люди только принимают психотропные препараты, курят травку и оберегают друг от друга свою приватность. Любые отношения, кроме быстрого секса, исключены. Искусство чтения не просто утрачено, но объявлено запретным, и от всей человеческой истории и культуры не осталось почти ничего. Да ещё некоторое время назад на Земле почему-то перестали рождаться дети. Так бы всё и продолжалось, пока человечество полностью не вымерло бы, но тут один человек взял и наткнулся на букварь.

Walter Tevis
Mockingbird
Роман
Жанр: антиутопия
Выход оригинала: 1980
Переводчик: Е. Доброхотова-Майкова
Издательство: «Азбука-Аттикус», 2018
Серия: «Азбука-бестселлер»
320 стр., 5000 экз.
Похоже на:
Айзек Азимов, цикл рассказов о роботах
Рэй Брэдбери «451° по Фаренгейту»

Если начать читать «Пересмешника», не заглянув в выходные данные, через некоторое время начинаешь испытывать недоумение: как кому-то вообще пришло в голову писать таким манером в первой четверти XXI века? Впрочем, это недоумение быстро разрешается — ведь роман увидел свет в восьмидесятом году века прошлого. Несмотря на то, что Уолтер Тевис — «почти классик» американской литературы, в России он практически неизвестен и очень мало издавался (зато хорошо известны несколько фильмов по его романам, например «Цвет денег» Мартина Скорсезе). Тем неожиданнее появление его романа сейчас. Впрочем, неожиданность эта приятная.

«Пересмешник» — великолепная антиутопия о мире, в котором люди деградировали, а управляют ими роботы. Точнее даже, всего один робот, самое совершенное создание человечества за всю его историю. Количество людей на Земле потихоньку сокращается естественным путём, и робот ждёт не дождётся окончания своей службы. Но внезапно один человек совершенно случайно находит книги, по которым несколько сотен лет назад учили читать детей. А потом — не менее случайно — встречается с женщиной, которая не переносит наркотиков, основного развлечения людей в этом мире.

Замечательный классический роман, который слишком явно принадлежит своему времени

У романа отличный классический сюжет: с острыми моментами, побегами из тюрьмы, самоубийствами, любовью и сомнениями в ней, завязкой, развитием, кульминацией и развязкой, всё как полагается. Язык приятный и ровный — спасибо переводческому таланту Екатерины Доброхотовой-Майковой. Есть и симпатичные персонажи, особенно кошка. Поднимается множество важных вопросов — и вечных, и более конкретных (к примеру, о положении почти разумных роботов в человеческом мире), включая вопросы религиозные.

Всё, в общем, на месте. Хороший, вот просто по-настоящему хороший роман, без лишних литературных экспериментов, постмодернизма и натурализма, зато качественно написанный, интересный и осмысленный. Беда только, что всё это мы читали уже много-много раз… Иногда подобные тексты бывали короткими, яркими и гениальными — рассказы Айзека Азимова, например. А иногда длинными и нудными. Одни вошли в золотой фонд мировой литературы (как классическая антиутопия Рэя Брэдбери), другие остались почти неизвестными или сразу забылись. Просто в какой-то исторический период было принято писать на схожую тему и писать именно так — и Уолтер Тевис со своим «Пересмешником» последовал тренду. Его книга очень хорошая и при этом, увы, очень неоригинальная.

Три закона

Три Закона роботехники, правила, обязательные к соблюдению всеми роботами, были впервые сформулированы в 1942 году Айзеком Азимовым. Наверное, напоминать их читателю нужды нет, ведь, по выражению одного из героев писателя, «…если хорошенько подумать, Три Закона роботехники совпадают с основными принципами большинства этических систем, существующих на Земле». В 1986 году Азимов предложил и нулевой закон: «Робот не может причинить вред человечеству или своим бездействием допустить, чтобы человечеству был причинён вред». С этими законами так или иначе согласились почти все фантасты — и «Пересмешник» встаёт в один ряд с классическими произведениями о возможных причинах и следствиях нарушения одного из трёх (или четырёх) законов.

Чтение представляет собой мошеннический обмен мыслями и чувствами, осуществляемый нечистоплотными методами. Оно является грубым посягательством на приватность и напрямую противоречит конституции Третьей, Четвёртой и Пятой эпох. Обучение чтению также является преступным нарушением границ личного пространства. И то и другое карается сроком от одного до пяти лет.
Судья выключил компьютер и сказал:
— Да, молодой человек, дело серьёзное. И ещё вас обвиняют в совместном проживании.
Он повернулся к Споффорту:
— С кем сожительствовал обвиняемый? С мужчиной, женщиной, роботом или животным?
— С женщиной. Они прожили вместе семь недель.

Правило третей (перепост)

Оригинал взят у az в Правило третей

Вчерашняя дискуссия напомнила мне, что я собирался написать давно уже эту заметку. Это опять-таки не законченная статья, а просто размышления и материал для критики и обсуждения.

Хорошая картинка? По-моему бездарная. А вот какая картинка приведена в википедии:

Интересная и динамичная? Да нет, тоже бездарная.

Очень хорошо, теперь мы знаем 1й важный момент: если правило третей выполняется, то картинка не становится автоматически интересной и динамичной.

2) Давайте возьмем несколько картинок с сайта, где приводятся наиболее известные произведения изобразительного искусства, что-то типа «100 greatest paintings ever». Я выбрал несколько случайных файлов с изображением картин. Посмотрим, как великие мастера использовали правило третей.

Вот, например, всем известная Мона Лиза Леонардо да Винчи:

Что попало на трети? Да практически ничего важного. Немного подбородка и немного почти скрытой кисти левой руки. Глаза — мимо, губы — мимо, грудь — мимо, контрастные светлые пятна (лицо, грудь, правая рука) — все мимо, линия горизонта — мимо. Почти все мимо линий, которые делят кадр на трети.

Как насчет Холбейна?

Ура! Здесь на нужную линию попала нижняя часть полочки и кисть руки. Остальное мимо. Да он издевался! Столько геометрических форм и все мимо третей!

Может быть, нам поможет Рождение Венеры Боттичелли? Посмотрим.

Вы что-нибудь видите из важных элементов на третях? Я — нет.

Возьмем что-нибудь из другой оперы. Пусть это будет Ренуар.

Он что специально промахивался? На нужную линию попала только фигура человека в черной шляпе на заднем плане. Наверное, чтобы его все заметили. Он тут типа главный, а остальное — почти фон?

Отдельное спасибо Дали. Горизонт, края двух прямоугольных предметов попали. Ну, хоть что-то!

Лев вписался в трети. Это хорошо. Ну, еще по мелочи кое-что. Но все остальное немного мимо цели.

Мунк, понятное дело, издевался:

Я предлагаю закончить Шагалом. У него все так геометрично и контрастно. Сейчас мы все увидим!

Упс! Только глазик? Как-то маловато…

Какой можно сделать вывод? Я думаю, вы и сами поняли, что как-то с правилом третей у мастеров кисло выходит. Давайте зафиксируем второй важный вывод: Чтобы получить интересное изображение, совершенно необязательно думать о третях. Мастера им пользовались довольно вяло.

3) Откуда взялось правило третей? На самом деле, всем известно, что это слегка упрощенное «правило золотого сечения». Что это такое и с чем его едят? Немного «математики». Золотое сечение — это деление непрерывной величины на две части в таком отношении, при котором меньшая часть так относится к большей, как большая ко всей величине. Понятно? Это довольно просто.Для тех, кто знает математику, нетрудно подсчитать отношение короткой стороны к длинной. Оно равно , что примерно составляет 0.618. А где проходит линия трети? Да где-то рядом 0.66(6)! Математика золотого сечения очень интересная. Любознательный читатель найдет много полезного в википедии.

Что нам это дает для конструирования динамичного интересного кадра? Правильно, абсолютно ничего! А когда математика помогала создавать визуальную гармонию произведений искусства? Я такого не помню. Поэтому что? Поэтому, если вы не увлекаетесь нумерологией, про золотое сечение можно забыть точно так же как мы уже забыли про правило третей. Попрошу записать это в протокол как третий важный пункт.

Однажды мой учитель рисования убеждала меня, что бумага A4 не зря имеет такие пропорции, что не зря все стараются использовать такое соотношение сторон и что эти пропорции самые красивые. Бумага формата A1, A2, A3, A4, A5 обладает тем свойством, что если ее разрезать пополам вдоль короткой стороны, то короткая сторона большего формата (например, A3) станет длинной стороной меньшего (А4) а соотношение длинной стороны к короткой останется такой же и у A3, и у А4. Можно подсчитать, что соотношение сторон у бумаги этого стандарта , то есть тоже близко к золотому сечению! С большим удивлением она узнала, что в Соединенных Штатах все привыкли пользоваться бумагой стандарта Letter и что даже такой сукин сын как я предпочитает пропорции стандарта Letter, а не А4. Но большинство людей привыкли к пропорциям золотого сечения и третям и ничто им так не мило как знакомое, привычное, комфортное и узнаваемое. Сила привычки — дело совершенно немыслимое! Поэтому, если вы рассчитываете дать зрителю хоть немного привычного и съедобного, то используйте правило третей и соответствующие пропорции хотя бы иногда! Будет сожрано как хавка из Макдоналдса!

4) Мне стало интересно, что пишет о правиле третей классик психологии восприятия Рудольф Арнхейм (Art and Visual Perception: A Psychology of the Creative Eye. Berkeley and Los Angeles: University of California Press, 1997). И я ничего у него про такое правило не нашел. Тогда я взял книгу нашего живого классика по композиции в фотографии Александра Лапина. Сейчас вышло уже пятое издание его книги «Фотография как», которую всем рекомендую. Об этом «очень важном правиле» я там ничего не нашел. Обсуждаются традиционные вопросы симметрии, связи, ритмика, равновесие, напряжение и прочие традиционные для вопросов композиции и психологии восприятия вопросы. Из чего мы делаем вывод, что вопрос «правила третей» на повестке дня у теоретиков не стоит.

Давайте разберемся, почему фотографии, которые я вначале этой заметки назвал бездарными, смотрятся убого? Есть такое понятие в психологии восприятия: напряжение. Напряжение создается за счет тех элементов изображения, которые находятся не совсем на своих местах. Например, если объект находится не ровно по центру изображения, а рядом с ним, то это создает напряжение. Если есть симметрия, в кадре, которая нарушена, то это создает напряжение. Если у изображения есть ритмический рисунок, и он частично нарушен, то это создает напряжение. Напряжение всегда снижает равновесность изображения и заставляет нас разглядывать те места, в которых оно возникает. Чем более сильные напряжения, тем дальше изображение от классической и ближе к экспрессионисткой манере. Неполная симметрия, неполная соразмерность ритма, неодинаковость масштабов элементов изображения — важнейшие источники напряжения, заставляющие нас рассматривать и изучать изображение.

Немного проиллюстрирую это на примерах:

Это изображение, говоря языком нематематическим, а языком критики композиции, симметрично. Но не полностью! Различия между правой и левой стороной заставляют нас вникать в детали снимка.

В этой фотографии Марка Пауэра есть ритм в виде повторений похожих элементов. Что заставляет нас разглядывать этот кадр? Повторяемые элементы не идентичны, а похожи; их размеры не одинаковы, а различны; эти элементы расположены не очень закономерно; эти элементы контрастируют с другими по величине масштабу элементами. Контрасты и напряжения — это алфавит изобразительного языка.

Где нужно помещать важные элементы кадра, чтобы фотография выглядела неинтересно? Да в самых простых местах: центр кадра, его углы, главные диагонали, четверти и (тада-а-ам. ) трети. Вот мы и приехали. Если вы хотите убить кадр, активно используйте трети и все перечисленные геометрически правильные места. Кажется, теперь понятно, почему Ренуар промахивался (см. примеры выше)? Ну конечно в эти места может что-то случайно попасть, но зачем же специально портить кадр?

Сначала я хотел написать вторую часть этой заметки и поразмышлять на тему, когда «правило третей» работает, но, пожалуй, я это делать не буду. Мне кажется, для фотографа мыслить в этом направлении даже вредно. Гораздо полезнее мыслить в терминах равновесия, напряжения, контраста, ритма и т.п. или приобретать визуальный опыт и делать хорошие фотографии по наитию, не анализируя кадр, пока он еще не сделан.

UPD1: Этот пост — набросок, более правильный вариант лучше читать здесь http://photo-element.ru/analysis/thirds/thirds.html

UPD2: Извините, но немного надоели те люди, кто читает поверхностно и непоследовательно. Поэтому сразу предупреждаю, что если из комментария ясно, что текст не прочтен, или прочтен не очень внимательно, но рука зачесалась и захотелось прокомментировать, то я не буду отвечать. Авторы агрессивных комментариев будут забанены, а сами комментарии удалены.

UPD3: Подчеркиваю, что я не вступаю в дискуссии о золотом сечении (о чем написано явно по ссылке выше). Его, вообще, можно на спор найти где угодно и в чем угодно.

UPD4: Я высказываю мнение, можно не соглашаться и поступать как душе угодно. В композиции очень мало или вообще нет универсальных правил. Можно все время думать о третях (и золотом сечении) и делать прекрасные фотографии, а можно о них ничего не знать и тоже делать прекрасные фотографии.

Ссылка на основную публикацию